Роланд Бартолет:
«Нам интересен российский рынок»

Швейцарская компания Bartholet Maschinenbau AG – один из мировых лидеров в производстве канатных дорог. О специфике этого транспорта и о том, чем привлекателен для швейцарского производителя московский рынок, нам рассказал президент компании Bartholet Maschinenbau AG Роланд Бартолет.
Роланд Бартолет
президент компании Bartholet Maschinenbau AG
– Мистер Бартолет, чем интересен для компании Bartholet российский и, в частности, московский рынок?

– На российском рынке мы присутствуем с 2012 года, в Москве мы построили канатную дорогу на Воробьевых горах в 2018 году… Для нас этот рынок очень интересен. Соответственно стратегии развития компании планируется разместить наше производство в центре Москвы, в особой экономической зоне «Технополис «Москва». Это важно, поскольку в ближайшие два года в наших планах реализовать новый проект – канатную дорогу «Сходненская» – «Речной вокзал».

– Канатные дороги действительно способны решать транспортные проблемы? Что показывает ваш европейский опыт?

– С помощью канатных дорог можно решать любые транспортные проблемы. Главная черта такого транспорта, помимо экологичности, своего рода автономность. Для пассажира канатная дорога мало чем отличается от метро, однако строительство и эксплуатация канатной дороги обходится значительно дешевле. Что крайне важно, на мой взгляд.

– Мы уже привыкли к мысли, что канатки предназначены в основном для туристов. Насколько эффективен подобный вид транспорта для ежедневного передвижения?

– Мы не рассматриваем канатки как исключительно туристический транспорт. Срок эксплуатации канатной дороги достигает 25 лет. Это уникальный вид транспорта, который позволяет получить высокую степень мобильности. И мы хотим доказать это на всех уровнях, наглядно продемонстрировав, что это вполне доступный для повсе­дневной жизни транспорт с высокой эффективностью.
Протяженность новой канатной трассы над Химкинским водохранилищем составит 2,3 км.
Вместимость кабины – 10 пассажиро-мест.
Гараж канатной дороги рассчитан на 73 кабины.
Реализация проекта сократит время в пути между районами Москвы с 45 минут до 7.
Оплатить проезд можно будет картой «Тройка».
Прогнозируемый пассажиропоток – до 19 тыс. человек в сутки.
Объем инвестиций в проект – более 3 млрд руб.

– Насколько востребованы канатные дороги в Европе?

– Вы знаете, в Швейцарии, например, использовать канатные дороги достаточно проблематично. У нас все-таки больше развиты метро и железнодорожный транспорт. Но в других странах мы успешно строим канатные дороги и над землей, и над водой, и над жилыми микрорайонами, и над промышленными зонами. В основном, кстати, в качестве городского транспорта.

– А неевропейские страны, например Китай? Есть ли с их стороны интерес к подобного рода проектам?

– Конечно! Население Китая, как и власти страны, очень заинтересовано в канатных дорогах. Наличие канаток помогает быстро передвигаться, экономить время. То есть в целом улучшать транспортную доступность, дороги, сокращать пробки. Средняя провозная способность канатной дороги – 1600–2000 чело­век в час. Таким образом, она не уступает традиционным видам общественного транспорта, а в некоторых аспектах его и превосходит.

– Когда вы пришли с проектом московской канатной дороги, думали о том, что в дальнейшем сможете локализовать в Москве производство сопутствующего оборудования?

– Если честно, такая мысль появилась у нас практически сразу. В России, и в Москве в частности, имеется большой потенциал для развития подобного вида транспорта. Кроме того, производство на месте позволит нам сократить транспортные расходы – примерно на 50%. А также позволит продавать это оборудование на локальный российский рынок и даже на экспорт.

– Кто будет работать на заводе?

– Мы будем обучать российских специалистов. Главная наша задача – это трансфер наших технологий и швейцарское качество.

– Есть мнение, что в самом ближайшем будущем человек в своей повседневной деятельности почти совсем откажется от обычных видов транспорта в пользу воздушных. Речь идет не о канатных дорогах, скорее о вертолетах. Как вы считаете, это реально?

– Вы знаете, все может быть. Но! На канатной дороге мы находимся в большей безопасности, чем в авиа­транспорте. Важно, что и с точки зрения эксплуатации это более безопасный транспорт. Канатные дороги практически не зависят от погодных условий: нам не нужна хорошая видимость, отсутствие осадков, канатная дорога не боится жары или холодов. В будущем, может быть, кто-то и будет передвигаться на вертолетах, но с точки зрения общественного транспорта у канатных дорог перспектив больше.

– Сегодня кабины канатных дорог рассчитаны в основном на 8–10 человек. Стоит ли увеличивать их вместительность?

– Специфика канатного транспорта такова, что в кабины помещается небольшое количество человек. Это, как я уже говорил, автономный транспорт, то есть ты едешь в комфортных условиях из точки А в точку В. При этом на посадку у тебя 5–7 секунд, так как канатная дорога не останавливается при посадке и высадке. Для такого времени комфортным количеством пассажиров будет 8–10 человек. Поэтому делать кабины большего размера нет смысла, так как это приведет к снижению скорости движения и комфорта пассажиров, а также личного пространства каждого из нас.

– Могли ли вы, приступая к руководству компанией, предположить, что ваша продукция и ваши канатные дороги будут столь широко использоваться по всему миру?

– Нет, я и представить не мог подобного. Мой бизнес перешел ко мне по наследству, я продолжил дело отца. Постепенно наша компания росла, шаг за шагом мы превращали ее в международный проект, в мирового лидера отрасли. И вот сегодня мы имеем более 20 производственных компаний в Европе и Азии.