По следам пандемии

Чем закончится история с COVID-19, сегодня не знает никто. Но мы все-таки попробуем заглянуть в будущее, для чего вспомним недавнее прошлое и внимательно посмотрим, что конкретно в данный момент происходит вокруг нас.

Под микроскопом

Утром 11 декабря 2019 года жительница китайского города Ухань по фамилии Вэй, торговавшая креветками на местном рынке, обратилась в клинику с высокой температурой. С этого момента и начался масштабный триллер, который позже назовут пандемией коронавирусной инфекции COVID-19.

Вскоре выяснилось, что новый тип коронавируса, обнаруженный у госпожи Вэй, очень похож на тот, что циркулирует среди подковоносых летучих мышей, а его геном на 80% повторяет коронавирус SARS-CoV – возбудитель атипичной пневмонии. В 2002-2003 годах атипичная пневмония пронеслась по 29 странам и, погубив 813 жизней, неожиданно исчезла. Чему ученые до сих пор не находят внятного объяснения. Вакцины от этого недуга создано не было, но вот уже почти 17 лет SARS-CoV нигде и никоим образом себя не проявляет.
Проверка температуры
Новый коронавирус получил «потомственное имя» SARS-CoV-2, а вызываемую им болезнь назвали COVID-19. Подобно атипичной пневмонии, она представляет собой потенциально тяжелую острую респираторную инфекцию – опасное заболевание, которое в 80% случаев протекает в легкой форме, но способно приводить к жизнеугрожающему поражению легких и дыхательной недостаточности. Средняя смертность при COVID-19, по состоянию на апрель 2020 года, находится на уровне около 5% – вдвое ниже, чем при атипичной пневмонии и в семь раз ниже, чем при MERS – коронавирусной респираторной инфекции, которая в 2012 году привела к 866 летальным исходам в странах Аравийского полуострова.

Атака патогенов

Довольно быстро стало понятно, что новый коронавирус распространяется гораздо стремительнее, чем его предшественники. Ровно через 20 дней после выявления патогена – 31 декабря 2019-го – китайские власти проинформировали ВОЗ, что в Ухане обнаружены 44 случая неизвестной вирусной пневмонии, а еще через десять дней новый вирус разлетелся уже по всей Поднебесной. К тому моменту службы здравоохранения Китая успели полностью расшифровать геном SARS-CoV-2 и 10 января 2020 года поделились результатами исследования со всем миром. Эпидемию это, конечно, не затормозило, но предоставило мировому сообществу возможность предметно работать над тест-системами по выявлению COVID-19 и соответствующими вакцинами. В частности, в российском научном центре «Вектор» тест-системы разработали буквально в течение недели после публикации расшифровки генома, и впоследствии эти тесты зарекомендовали себя как весьма эффективные.
А тем временем количество зараженных в Китае удваивалось примерно каждые семь с половиной дней, и когда в конце января оно приблизилось к 550 (из них 17 умерли, а 28 выздоровели), в 12-миллионном Ухане был объявлен карантин. Остановился весь общественный транспорт, включая метро, жителям запретили покидать сначала город, а потом и дома (только при экстренной необходимости), закрылись все общественные места и были отменены все массовые мероприятия. Со временем карантин разной степени жесткости был введен почти по всей стране. Причем постепенно он становился все строже и строже – закрылось множество производств и торговых предприятий, улицы опустели, а нарушители нещадно наказывались.

Россия и ряд других стран начали ограничивать с Китаем транспортное и пешеходное сообщение.

По экспоненте

В последней декаде января вирус вырвался за пределы Поднебесной, и заболевшие COVID-19 появились практически во всех уголках мира. Неприкосновенной осталась только Антарктида. В России два первых зараженных были выявлены 31 января, оба оказались гражданами Китая. Затем целый месяц беда обходила нас стороной – ни одного нового инцидента. При том, что в Китае инфицированные исчислялись в феврале уже десятками тысяч, а в Европе – тысячами.

Но в течение следующего месяца картина изменилась. Генеральный директор ВОЗ Тедрос Аданом Гебреисус 11 марта объявил пандемию COVID-19 и призвал страны «принять срочные и агрессивные меры», отметив, что «сейчас в 114 странах зарегистрировано более 118 тысяч случаев заболевания».
В Китае и Южной Корее, которая в феврале тоже попала в сложное положение, вирус тогда уже начал сдавать позиции. Однако в то же самое время COVID-19 решительно атаковал весь остальной мир. Особенно сильно досталось Италии, Испании и США. Естественно, эти, равно как и большинство других стран, ввели и по сей день применяют меры, схожие с китайскими и южнокорейскими: ограничение свободы передвижения граждан, закрытие учебных заведений, магазинов, кафе, производств, перевод работников на удаленный режим работы, отмена всех массовых мероприятий и др. Тем не менее число заражений и в США, и в Италии, и в Испании в конце месяца преодолело стотысячный рубеж. Тогда как в Китае оно застыло на отметке около 83 тыс. Причем в Испании уровень смертности от COVID-19 поднялся до 10%, а в Италии даже превысил эту планку, значительно опередив показатели других стран.

В России, конечно, тоже были введены карантинные меры, включая вынужденные выходные для большинства работников, и тоже, несмотря ни на что, возросло число заболеваний. Правда, к счастью, несопоставимо скромнее: общий итог на конец марта – около 2,5 тыс.

Отдельно стоит сказать о Москве, на которую приходится более половины заболевших в стране. Столица первая вступила в борьбу с коронавирусом: 2 марта был выявлен первый случай заболевания, а уже 5 марта мэром был подписан указ «О введении режима повышенной готовности». События развивались стремительно: полеты за границу приостановлены, оперативно развернуто строительство новых инфекционных больниц, ограничен проезд в общественном транспорте для студентов и пожилых людей, что снизило пассажиропоток в метрополитене на 82%. Но и этих мер оказалось недостаточно, рост тяжело больных с пневмонией увеличивался, и было решено временно приостановить работу почти всех организаций города.

Палочки-считалочки

Кроме медицинского и общественного, у пандемии есть и экономическое измерение. Причем сокращение мировой экономики из-за COVID-19 очевидна уже сейчас. И любой здравомыслящий человек понимает, что ни одна страна не сможет выйти из нынешней ситуации без потерь.

По мере того, как число заболевших приближается в США к 700 тыс., в Италии и Испании – к 300 тыс., в России – к 30 тыс., а в мире в целом – к 2 млн, авторитетные прогнозы становятся все мрачнее и мрачнее. Так, Bloomberg пишет, что в течение двух следующих лет мировая экономика потеряет 5 трлн долларов и к докризисному уровню вернется не раньше 2022-го. В JPMorgan Chase & Co предсказывают ущерб на уровне 5,5 трлн долларов, или почти 8% мирового ВВП. При этом во Всемирной торговой организации ожидают самый глубокий в послевоенную эпоху коллапс международных торговых потоков. А, по оценкам Международной организации труда, более миллиарда человек в скором времени могут потерять существенную часть зарплаты или вообще работу как таковую.
Прогнозы по сокращению российской экономики в нынешнем году колеблются от 10 до 30%. Ожидается, что по Москве как ядру торговли и сервисов, а также как центру перераспределения ресурсов в стране коронавирус ударит особым образом – за два-три месяца карантина столица может потерять до 20% бизнеса. Казалось бы, что выиграть должны те, кто производит самое необходимое: продовольствие, лекарства, воду, энергию, тепло... Хотя на этом поле вряд ли могут быть выигравшие, тем более, что проблем с курсом валют, а иногда и поставками никто не отменял. Существенны затраты производителей на расходные материалы для персонала. Такого количества дезинфицирующих средств никто никогда раньше себе не покупал…

На сегодняшний день работу продолжают только предприятия непрерывного цикла, а также жизненно важные для функционирования города организации – в общей сложности около 3 миллионов человек или 25% населения.

При всем при этом повод для очень робкого, но все же оптимизма дают успехи Китая, который практически вылечился от COVID-19, снимает карантин и открывает аэропорты. КНР, как известно, драйвер мировой экономики, и если в заявлениях официальных китайских лиц выражается надежда (а она действительно выражается) на рост экономики Поднебесной в 2020 году, то, может быть, все не так уж и плохо.