100 лет электроники

29 июля вековой юбилей отметил главный научный сотрудник НИИ автоматической аппаратуры им. академика В.С. Семенихина доктор технических наук, профессор Владимир Петрович Куклев – крупнейший российский специалист в области разработки систем отображения информации, организатор науки и производства, общественный деятель, ветеран вой­ны, профессор, действительный член Академии новых информационных технологий. Кстати, сейчас он работает над докладом, который станет основой Стратегии развития электронной промышленности РФ до 2030 года.
– Владимир Петрович, вы отдали столько лет науке и технике, продолжаете активную деятельность в этой области. Что вас вдохновляет, или, как сейчас говорят, мотивирует?

– Вдохновляют жизнь, динамика развития науки и техники, постоянное желание познать новое, как можно больше оставить молодому поколению, внукам, правнукам.

Сейчас, оглядываясь назад, мне кажется, что я жил в трех веках. Паровозы, пароходы, кузнечное дело, которому наряду с другими ремеслами меня учили на уроках труда в средней школе имени М. И. Калинина города Бугуруслана, керосиновые лампы и свечи, на смену которым приходили «лампочки Ильича», – все это еще дышало укладом XIX века. Позже начался XX век с его стремительным развитием техники, индустриализацией, электрификацией страны, развитием средств связи, синтетических материалов, атомных, космических технологий, электроники и радиоэлектроники. А сейчас на дворе XXI век – век интенсивного развития био- и нанотехнологий, информационно-­коммуникационных, робототехнических систем, искусственного интеллекта. Смотреть в будущее и участвовать в этом прогрессе очень интересно.

– Какое для вас самое яркое впечатление из детства?

– Помню, отец подарил мне немецкий велосипед фирмы Gritzner, который я быстро и с удовольствием освоил, он прослужил мне верой и правдой долгое время. Еще я очень любил ездить со старшими родственниками на сельскохозяйственные работы. Меня привлекали сложные механизмы, а машины там были разные: и косилки, и лобогрейки, срезающие стебли. Особенно впечатляла сноповязалка, которая позволяла быстро убирать урожай. Именно из детства я на долгие годы сохранил любовь к русской природе, рыбалке и охоте.

– Когда вы начали заниматься научной деятельностью?

– Сначала в моей жизни была вой­на. В 1941 году я перевелся из Саратовского государственного университета, в котором отучился два года, в Ленинградский государственный университет и во время летней сессии узнал, что началась вой­на. Нас, студентов, направили на оборонные работы по подготовке полевых аэродромов в Ленинградской области. А в сентябре началась блокада, наша студенческая группа в полном составе записалась добровольцами в Красную армию.

К февралю 1942-го я похудел до 40 килограммов и был переправлен по Дороге жизни за пределы блокадного кольца. Позже участвовал в боях под Синявино, а после ранения и контузии был направлен в 16-ю отдельную роту земного обеспечения самолетовождения, где и прослужил до сентября 1945-го. Работал на радиостанции, выполнял функции и радиомеханика, и электрика, и шофера.

Как студент, я подлежал досрочной демобилизации и вернулся в Ленинград в сентяб­ре 1945 года. Окончив 3-й курс ЛГУ, решил, что фундаментальное университетское образование получено, а за специальным техническим следует идти в технический вуз, и перевелся в Ленинградский электротехнический институт на самое «модное» тогда направление – «радиолокация».

А потом случилось чудо. На 5-м курсе нам, студентам, захотелось узнать, что такое работа. Я устроился старшим техником на завод №206, который имел гид­роакустический профиль. В то время предприятию дали заказ на 16 комплектов радиотехнических навигационных систем высокой точности. Для освоения новой техники требовались специалисты, владеющие новыми знаниями, и я оказался единственным подходящим кандидатом. По согласованию с руководством организовал рабочую группу для измерения критических парамет­ров выходных блоков, определяющих навигационную точность. В этом большую роль сыграл новый осциллограф, в срочном порядке изготовленный по моему дипломному проекту. В результате совместной работы годовой план завода был успешно сдан.

– Какие задачи, стоящие сегодня перед предприятиями отрасли, по вашему мнению, наиболее актуальны?

– Мы стоим на пороге нового времени – времени нанорадиоэлектроники и искусственного интеллекта. Нанорадиоэлектроника – это критическая прорывная технология и основа стратегического развития IT, систем связи и управления. Создание перспективных вычислительных и радиотехнических средств, соответствующих повышенным техническим требованиям, а также требованиям импортонезависимости, невозможно без разработки и организации производства отечественной электронной компонентной базы (ЭКБ) нового поколения. Вся история развития электроники и радиотехники показывает: только появление новых электронных компонентов обеспечивает качественный скачок развития.

– Владимир Петрович, что бы вы посоветовали современникам, коллегам по отрасли?

– Я всегда много работал и был увлечен своим делом, часто работал по субботам, но воскресенье – это было святое! Поэтому очень важно не забывать отдыхать и, конечно же, заниматься спортом. Я, например, всегда старался отдыхать активно: ездил на природу, охоту, увлекался рыбной ловлей, беговыми лыжами, до 60 лет играл в волейбол.