Логотип Все о московской промышленности
Логотип

Бизнес как творчество

Одежду в стиле оверсайз московской компании Monochrome носят по всему миру. В копилке производителя коллаборации с известными брендами. О том, как в столице вести бизнес в удовольствие, сказать клиентам «Не покупайте у нас ничего» и выйти в плюс, – беседа с генеральным директором компании Николаем Богдановичем.

– Есть мнение, что в Москве промышленности нет. Как вы считаете, в столице вообще есть производства и как они работают?

– Говорю с позиции собственника частного бизнеса. Производства есть, они работают успешно. Есть реальная поддержка правительства города. Но мы ей не пользуемся. У нас нет дефицита средств, поэтому нет необходимости. Если бы мы столкнулись с какими-то непредвиденными сложностями, попросили бы поддержку. В период пандемии мы пережили этап бурного роста и нам просто не требовалась поддержка государства.

– Как вам удалось? Ведь многие, наоборот, просили субсидии.

– Нам во многом повезло. А остальная часть успеха заключается в том, что мы «включили» очень человеческий подход к нашей аудитории. У нас довольно близкие отношения с нашими покупателями, нашими подписчиками в соцсетях. В тот период, когда все просили купить тот или иной продукт у них, мы вышли с другой инициативой: «Не надо у нас ничего покупать, лучше уделите внимание своему здоровью и здоровью близких, остальное как-нибудь решится. У нас есть запас прочности, мы переживем. А если нет, устроим большой праздник в честь закрытия компании Monochrome». Аудитория могла к нам прислушаться и ничего не покупать. Но они сделали ровно наоборот, потому что моментально вырос уровень доверия к нам.

Николай Богданович, генеральный директор компании Monochrome
Николай Богданович, генеральный директор компании Monochrome

– Расскажите, как вы делали свой бизнес и почему в Москве? Страшно ли было?

– Нет, не было страшно. Но мы никогда и не рассматривали Monochrome как какую-то бизнес-инициативу. Для нас это изначально творчество. Мы любим то, чем занимаемся. Более того, я, как сотрудник компании в позиции генерального директора, ушел от операционного управления, передал это другому человеку, более компетентному, и сейчас занимаюсь только постановкой целей и задач, какими-то креативными вещами, потому что я это люблю.

– А как появилось название?

– Изначально мы занимались полиграфией. На заре становления компании шесть лет назад была идея создавать скетчбуки из дизайнерской бумаги, черной. На ней нужно было писать белой ручкой. Монохром – самая простая аналогия, которая первая приходила в голову. Я хотел также сделать эти ручки с белыми чернилами. Обратился к китайским коллегам, чтобы произвести пробную партию. Первый вопрос, который они мне задали: «Как компания называется?» На тот момент не было еще названия. Я немного подумал и сказал: «Монохром». Так оно и осталось. Название нравится, но это создает определенные сложности, например в регистрации товарного знака за рубежом.

– А какие комплектующие вы используете?

– Мы используем импортные комплектующие. Покупаем трикотаж в Турции, шелк, вискозу, шерсть – в Италии. Фурнитура: нитки, бирки, упаковка, которой мы уделяем колоссальное внимание, – это все отечественное.

– Нужно ли в XXI веке пытаться все производить из отечественных материалов и на отечественном оборудовании?

– Я думаю, что единственным мотивом должно быть желание создать классный продукт. Из чего он будет создан – это уже второй вопрос. Но под разные цели и задачи нужны разные комплектующие. Нужно еще ориентироваться на стоимость конечного продукта.

– Расскажите про принт, который используется для ваших изделий. Как он наносится?

– Ткань очень непростая, она имеет бархатную фактуру с внешней стороны. С ней надо работать очень аккуратно. Мы не хотели идти по пути цифровой печати (в принтер заезжает ткань, а выезжает уже с картинкой) или шелкографии (создается миллиметровый слой рисунка). У нас была в каком-то смысле инженерная работа: это все очень тонкими слоям наносилось. Вплоть до момента презентации мы не имели финального варианта принта, потому что нас не устраивало качество на всех этапах. Мы снимали рекламную кампанию не с тем продуктом, который мы хотели бы снимать. Но к старту продаж мы успели произвести тираж требуемого качества.

– Кто покупает вашу одежду? Где находятся ваши покупатели?

– Основной наш рынок сбыта – Россия. Но вообще, в 2020 году мы охватили 68 стран.

– За счет чего это удалось?

– За счет качества товара, рекламы, маркетинга. Москва – потрясающий город, здесь много талантливых людей, способных делать фантастический продакшен.

– Как вы проверяете качество ваших изделий?

– Они проходят несколько этапов технического контроля. Monochrome сильно отличается от любого другого текстильного производства. У нас нет «традиционных» бригад, когда один сотрудник шьет рукав, второй – капюшон, третий нашивает резинки, и потом это соединяется. У нас одна швея отвечает за изделие от и до. Это намного дольше по времени, но она отвечает за качество, которое потом уже будет проверять сотрудник на утюге и впоследствии – отдел упаковки. Кстати, у нас упаковка – это тоже не формальность, а творческий процесс.

– Есть ли у вас хейтеры и как вы с ними работаете?

– Конечно, есть люди, которые пишут негативные комментарии в соцсетях. Мы никогда не удаляем комментарии. Пытаемся за одно-два сообщения решить вопрос в открытом пространстве. Если не получается, то мы переводим диалог в личные сообщения, выясняем, что именно не так. У нас еще не было ни одного нерешенного конфликта.

– А о чем пишут? Что не устраивает?

– Все по-разному. Но чаще всего цена. Кто-то скажет: «Не можешь себе позволить – иди покупай в другом месте». Но я вижу в этом определенный вызов. Люди не понимают, почему наш продукт такой дорогой, а значит, мы не до конца раскрыли эту информацию.

– Так почему?

– У нас нет потокового производства. Ткань, безусловно, дорогая. Но дороже всего – это руки, которыми это все создается. Многие работают с нами больше пяти лет. Люди переезжают к нам в Зеленоград, мы помогаем им устроить ребенка в садик, чтобы люди оставались. Основные затраты – это фонд оплаты труда.

– У вас швеи много получают? Бытует мнение, что на предприятиях платят копейки.

– У нас хорошие зарплаты. Летом на уровне 70–80 тыс. руб. получает швея. В праздничный сезон, например на Новый год, заметно выше зарплата, плюс мы выплачиваем годовые бонусы.

– Что делает вас уникальными?

– Подход к дизайну изделий, к рекламным кампаниям, к тем брендам, с которыми делаем коллаборации. Мы сотрудничаем с международным институтом цвета Pantone. Имели опыт работы с Casio G-Shock, продолжаем сотрудничество с компанией Reebok. Эти ценности – накопленный опыт. Нам интересно попробовать себя в разных направлениях. Нам каждую неделю приходит множество запросов от разных структур, но мы выбираем тех, с кем нам интересно развиваться.

– Какая у вас большая мечта?

– Чтобы дети гордились. Мой партнер по бизнесу – это моя супруга Алиса. У нас изначально не было идеи заработать, что-то себе купить. Цель – создавать что-то интересное, что-то уникальное. Для меня это не просто работа, это образ жизни и мышления. Я не выключаю Monochrome из головы.

Полная версия интервью на нашем сайте.

Проголосовало: 0

Комментарии

0 Комментариев


Ваше имя:

Еще по теме

Вернуться назад